Происхождение бюрократизма, и как с ним бороться при социализме

В начальный период развития общинно-родовых отношений родовой строй не порождал специальных органов управления. Это было связано, во-первых, с малой численностью людей в родовой обособленной группе, во-вторых — с крайне низким уровнем развития производительных сил.

Этот этап развития производственных отношений называют первобытным коммунизмом. Для него характерно, так называемое подражательное или естественное руководство, когда старший по возрасту и более опытный соплеменник берется и выполняет работу первый, а остальные ему подражают, делая тоже самое. Отношения между членами коллектива в этот период совмещаются с правами и обязанностями. Каждый, например, имеет право на долю общественного продукта, но и в обязанность каждого входит привнесение продукта в общество, по мере своих сил и возможностей. Или например, каждый член общества имеет право участвовать в обсуждении и принятии важного для общества решения, но и в обязанность входит подчинение коллективу, после того, как коллективное решение утверждено самим коллективом. В таком общественном устройстве не было место принуждению. Каждый трудился в силу естественного, привычного подчинения воле коллектива, для достижения поставленных коллективом задач.

С развитием производительных сил и увеличением численности членов рода возникла потребность в координации труда, более сложного по объему решаемых задач в сфере производительной деятельности. Во главе рода становится старейшина, задача которого сводится к общему руководству. Его власть держалась исключительно на личном авторитете. Он был лишен возможности к принуждению. В тоже время все важные вопросы рода решал сход или совет всех членов рода. Особое место в жизни рода стали занимать войны с другими племенами. В основном они велись за территории обитания и лишь в последнюю очередь, как результат достигнутой цели; для увеличения своего богатства присваивалось имущество побежденных. Военные действия требовали особой сплоченности и особого управления. На время войны советом рода назначался военный вождь, который впрочем, так же как и старейшина в мирное время, не располагал механизмами принуждения. С прекращением военных действий управление опять переходило к старейшине, а военный руководитель утрачивал свои полномочия за ненадобностью.

В дальнейшем, с развитием производительных сил, появилось первое общественное разделение труда — оседлое земледелие и кочевое скотоводство. Земледелие возникало в основном в поймах рек на плодородных почвах лишенных растительности, где первоначальная обработка почвы требовала не слишком больших затрат труда. Скотоводство же возникало там, где в естественных условиях обитали стадные животные. Но на этом этапе, не смотря на возросшую организационную сложность производительного труда, еще не возникает централизованного аппарата управления.

Общественные работы координирует старейшина рода, а важные для рода решения принимаются как и раньше сообща. Сложная иерархическая система власти постепенно и прежде всего возникает у тех народов, в которых военный промысел, как способ существования, становится основным. Развивается централизованная система власти и в областях пойменного земледелия, где приобретает особое значение управление планомерными общественными работами по укрощению разливов рек, по строительству ирригационных систем и т.д. Такие формы производственных отношений сложились в Китае, Месопотамии, Египте.

Но возможно, развитая форма авторитарной власти была привнесена в земледельческие племена кочевниками завоевателями. С увеличением численности населения родов и создания союзов родов для ведения военных действий усложняется и военная организация. Теперь военный предводитель не выбирается общим собранием, а выдвигается собранием военных представителей от разных родов и на постоянной основе. Военачальники приобретали опыт и знания ведения военного дела, которые они стремились передать по наследству. Это были зачатки сословно-феодального строя. Сложились условия для упрочения единоличной власти и возможности присвоения большей части захваченного в походе имущества. Постепенно военная организация власти распространялась и на мирное время. Произошло окончательное отделение управления от производительного труда. Таким образом, обособление управления в самостоятельный род занятий и упрочение политической власти, дало возможность овладения экономической властью, путем присвоения захваченного имущества.

Военные походы не ограничивались захватом имущества. Стало экономически выгодно захватывать и превращать плененных в рабов. Это в свою очередь требовало дальнейшего укрепления централизованной власти и создание обширного аппарата принуждения. Так появилось государство — особый инструмент управления, основанный на экономическом господстве и принуждении для защиты собственности правящего класса. Ход исторического развития создал большое число форм государственного устройства. Их объединяет одно — наличие разветвленного аппарата принуждения, который в силу своей роли в государстве, имеет известную долю самостоятельности. Напротив, сам аппарат управления, без функций принуждения не требует той доли самостоятельности и обособленности, которая необходима для функции принуждения.

На разных ступенях развития общества роль государства менялась. Войны и усиление эксплуатации приводили к разрастанию аппарата управления и принуждения. Этому способствовало и увеличение территорий, попадающих под контроль государства, часто в ходе захватнических войн. Аппарат управления, наделенный функцией принуждения по смыслу своего назначения, должен быть противопоставлен угнетенному эксплуатируемому классу, а значит соседствовать с ним и быть над ним.

Возникновение и развитие капитализма сменило внеэкономические формы принуждения на экономические, завуалированные. В связи с этим изменилось и роль государства. На смену открытой форме принуждения пришла сложная система права — защита собственности правящего класса оформленная законами. Требовался и дополнительный аппарат контроля за соблюдением и исполнением законов буржуазного общества. Буржуазное государство превращается в сложный механизм господства класса буржуазии над классом пролетариата. Продолжительный исторический период существования буржуазных государств показал, что во время войн и усиления классовой борьбы государственный аппарат принуждения централизуется и укрепляется, а в особых случаях переходит в открытую форму диктатуры. Так, например, Германия, с приходом Гитлера к власти, объединила и подчинила крупнейший капитал собственной страны и Европы, создав аппарат принуждения, такого уровня централизации и сложной иерархии власти, какой до этого не знало ни одно буржуазное государство.

В то же время, в относительно мирный период и ослабления классовой борьбы, государственный аппарат принуждения упрощается и в известной мере ослабляется, за счет расширения демократических свобод. Но одновременно с расширением прав угнетенного большинства, вступают в действие идеологические формы подавления и подчинения, что в свою очередь вынуждает держать армию прислужников буржуазии в структуре государственного аппарата. В силу своей обособленности от угнетенных масс буржуазный аппарат управления и принуждения имеет замкнутый, корпоративный характер. В нем процветает коррупция, так как буржуазии выгодно перекладывать часть расходов на содержание государственного аппарата на плечи трудящихся. В буржуазном государственном аппарате практикуется круговая порука и в то же время интриги, подсиживание и доносительство, обязанные своим появлением стремлением чиновников удержать свое непрочное положение высокооплачиваемых наемных работников капитала. Все эти негативные явления бюрократизма государственного аппарата буржуазного общества носят обязательный и неустранимый характер. Это связано в первую очередь с тем, что меньшинство угнетателей эксплуатирует подавляющее большинство угнетенных, используя бюрократический аппарат принуждения. Можно сказать, что буржуазное государство, есть не столько инструмент управления, сколько инструмент подавления и угнетения.

Социалистическое общество не может обойтись без государства, как инструмента принуждения и подавления. В этом заключен смысл диктатуры пролетариата. Но социалистическое государство, построенное на обломках государства буржуазного, наполняет новым содержанием аппарат управления и принуждения. Во-первых, функция управления становится главенствующей ролью социалистического государства, как планомерное управление всем народным хозяйством. Во-вторых, исключена эксплуатация человека человеком, что делает принуждение не целью грабежа, а целью подчинения меньшинства бывших угнетателей воле большинства бывших угнетенных. Это делает возможным участие большинства в государственном управлении и в социалистическом строительстве.

В то же время, ожесточенное сопротивление старых отмирающих классов и враждебного буржуазного окружения, новому социалистическому строительству делает необходимым сильное централизованное государство, в целях защиты социалистических завоеваний, без которого диктатура пролетариата не может реализоваться в полной мере. Централизации требуют и задачи социалистического управления. Все вместе взятое дает известные предпосылки для бюрократизации социалистического государственного аппарата. Это то наследство, которое оставляет умирающий буржуазный строй социалистическому обществу, а значит до полной победы социализма с бюрократизмом необходимо бороться, как и с любым буржуазным наследием.

Ослабляющим и подрывающим бюрократизм фактором, является широкое привлечение масс к задачам управления и контроля, выборность органов управления и механизмы отзыва чиновников, ограничение сроков пребывания на одной должности и т.д. Весь же государственный аппарат должен быть построен по ленинскому принципу демократического централизма. В условиях социалистического строительства такой принцип построения государственного аппарата управления наиболее отвечает задачам диктатуры пролетариата.

К.Косов

Поделитесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие публикации

Путь назадПуть назад

Расслоение на бедных и богатых к концу первобытно-общинной эпохи случилось по двум причинам. Первое, это накопление богатства и появление излишков продуктов сверх необходимого минимума, что дало возможность освободить от совместного

Об ошибках понимания собственностиОб ошибках понимания собственности

Мы уже давно и упорно спорим со взглядами В.Дьяченко, который активно в наши дни пытается навязать марксизму свой метафизический взгляд на собственность и разделение труда. Для него нет разницы между

Односторонний и диалектический подход к разделению трудаОдносторонний и диалектический подход к разделению труда

Сложилось так. Многие коммунисты старшего поколения, при этом, как раз те, кто составляет современное лицо российского марксизма, т.е. пишут и выступают публично, имеют свой собственный теоретический «пунктик». Из единой и