Значение потребительной стоимости в «Капитале»

В девяностые и нулевые годы в русском марксизме была популярна теория «закона потребительной стоимости», предложенная Виктором Долговым, Василием Ельмеевым и Михаилом Поповым. Ее брала на вооружение РКРП и конечно партия Попова — РПР. В публицистике последних лет о «законе потребительной стоимости» не было слышно. И мне показалось, что это дитя позднеперестроечного марксизма больше не востребовано даже самими авторами.

Однако буквально на днях попалась на глаза очередная лекция Михаила Попова: «Трудовая теория потребительной стоимости». Она датирована октябрем 2021 года. И, следовательно, курилка жив.

Мало того, что эта фраза является ложным изложением теории Маркса, она к тому же полностью хоронит и само развертывание движения стоимости, и марксистское объяснение этого развертывания. Не буду ломать голову, почему Попов так сказал. Вряд ли по незнанию. В незнании его не упрекнешь. Следовательно, перед нами сознательный ревизионизм, противостоящий марксистской политической экономии.

Попов уверенно, даже не моргнув глазом, заявляет следующее:

«А что касается потребительной стоимости, очень кратко на эту тему высказывался Маркс. Что вот потребительная стоимость означает полезность вещи, полезность вещей делает ее потребительная стоимость. И все. И, так сказать, отмежевался от рассмотрения от рассмотрения этой самой потребительной стоимости как таковой специально, поскольку все развертывание связано с движением стоимости, а не с движением потребительной стоимости. Потому что потребительная стоимость может быть в одной форме, в другой общественной форме, а сама по себе она удовлетворяет какие-то человеческие потребности…»

В Фонде Рабочей Академии, где прочитана лекция, много начинающих марксистов, у роликов Фонда относительно большая аудитория. Минимальный вред здесь будет в том, что слушатели и зрители запутаются в марксизме. Может быть это и есть главная задача? Может быть марксизму нужно противопоставить поповизм?

Поэтому давайте рассмотрим ещё раз, для чего Маркс вводит категорию потребительная стоимость, и какую роль она играет как в разворачивании движения стоимости, так и в разъяснении таких понятий как меновая стоимость и прибавочная стоимость.

Первое, что вводит Маркс — это потребительная стоимость товара как его возможность удовлетворять определенные потребности. Тут мы с Поповым не спорим. Но он на этом месте говорит: «И все!» А Маркс показывает, что меновая стоимость представляется в виде обмена определенных пропорций потребительных стоимостей. Стало быть не все. И поэтому дальше…

Выясняя природу товара Маркс показывает двойственный характер труда. (Соч. Т.23, С.50) С одной стороны, это выполнение конкретной работы для создания продукта с определенными потребительными свойствами, то есть это труд портного, ткача, слесаря, токаря и т. д. С другой стороны, — это труд вообще, то есть затрата рабочей силы и времени. Первое Маркс называет конкретно человеческим трудом, второе абстрактно человеческим трудом. Тут у многих возникает путаница. Абстрактный и конкретный труд не разные процессы, а две стороны одного и того же труда.

Конкретно человеческий труд создает потребительную стоимость, абстрактно человеческий — стоимость. Но так как это две стороны одного и того же процесса появляется возможность обмена одного количества потребительных стоимостей на соответствующее количество других. Это и есть меновая стоимость. Итак, стоимость представлена как потребительная, и как просто стоимость, проявление же стоимости при товарном производстве происходит в форме меновой стоимости.

Как видим, это все разные стороны одного и того же. Разорвать одно и то же на части не получится. Не производится конкретный труд отдельно от абстрактного. И следовательно, идея оторвать потребительную стоимость от стоимости является только идеей, никак не подкрепленной реальным процессом. При коммунизме меняется способ производства, то есть отмирает само товарное производство и вместе с ним товар. Понятно, что продукт не являющийся товаром продолжает удовлетворять человеческие потребности, более того, на его производство, как и прежде затрачивается определенная рабочая сила. То есть двойственный характер труда остается, как и остается стоимость. Но она учитывается не для обмена, а для планирования. При этом планируются и потребительские нужды, и необходимые затраты труда.

Представить себе возникновение необходимых конкретных предметов без труда невозможно. Соответственно, нельзя планировать возникновение потребительных качеств без учета необходимых затрат рабочей силы. Но продукты перестают быть товаром, они не обмениваются, потому что и рабочая сила перестает быть товаром, а действует как одна рабочая сила. Трудящиеся больше не раздроблены, как противостоящие друг другу продавцы. Общественное разделение труда тоже заменяется плановым.

Потребительная стоимость играет важнейшую роль в разъяснении прибавочной стоимости.

Момент первый. Капиталист может извлечь дополнительные деньги из вложенных денег только в том случае, если он найдет товар, потребительная стоимость которого обладала бы свойством быть источником стоимости. Таким товаром является способность к труду или рабочая сила. (Соч. Т.23, С.177-178)

Момент второй. Рабочая сила как и любой товар имеет стоимость, потому что произведена трудом. Производство рабочей силы — это производство самого человека, который ей обладает. То есть стоимость рабочей силы — это еда, жилье, одежда, обучение, воспитание, отдых и т. д. (Соч. Т.23, С.183-184)

Момент третий. Рабочий продает рабочую силу, капиталист ее покупает, потому что его интересует ее потребительная стоимость, а потребительная стоимость рабочей силы — труд. (Соч. Т.23, С.184-185) Осуществляя процесс труда, рабочий создает новые потребительные стоимости и новую стоимость, то есть товары. И оказывается, что стоимость произведенных товаров не равна стоимости рабочей силы.

Это и есть кратко изложенная теория прибавочной стоимости. И получается, что для ее изложения без понятия потребительная стоимость не обойтись.

Значит профессор Попов своим высказыванием запутал важнейший момент в политической экономии Маркса.

Из сказанного следует. Так называемая трудовая теория потребительной стоимости не объясняет коммунистический способ производства, потому что разделяет между собой две стороны одного и того же процесса, создает нежизненную конструкцию. И, одновременно, осложняет и запутывает объяснение политэкономии капитализма, осложняет и запутывает обучение рабочих, осложняет и запутывает в связи с этим саму пролетарскую революцию.

Мы видим в данном случае не развитие марксизма, а прямую подмену содержания «Капитала», то есть его ревизию.

Э.Нигмати

Поделитесь!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие публикации

Происхождение бюрократизма, и как с ним бороться при социализмеПроисхождение бюрократизма, и как с ним бороться при социализме

В начальный период развития общинно-родовых отношений родовой строй не порождал специальных органов управления. Это было связано, во-первых, с малой численностью людей в родовой обособленной группе, во-вторых — с крайне низким

Капиталистическое накопление и империализмКапиталистическое накопление и империализм

В начальный период развития капитализма рынки сбыта товаров ограничивались внутренними потребностями стран, в которых капитализм развивался. Объемы капиталистического производства были не велики, спрос на товары удовлетворял внутренний рынок. Дело в

Производственные отношения. Часть 1Производственные отношения. Часть 1

Для советского поколения марксистов производственные отношения большая загадка. Точнее, есть люди, которые читали первоисточники, и понимают проблему как она есть. Но большинство опиралось на учебники, которые превратили производственные отношения в